В Солигорске ЧП, на 3 рудоуправлении под завалом 2 человека

В Солигорске ЧП, на 3 рудоуправлении под завалом 2 человека

МЧС получило сообщение о ЧП на территории 3-го рудоуправления в 18:30. Солигорчане обсуждают, что все случилось около 17:30.

— По предварительной информации, при проходке горной выработки на 22б западной панели горизонта –620 метров произошло обрушение пород кровли с выбросом газа (метан) и соли из массива, — сообщает пресс-служба МЧС. — На данном участке находились двое рабочих. Работниками военизированной горноспасательной части предприятия проведены работы по разгазированию данного участка для снижения концентрации паров метана в воздухе и начаты работы по разборке завала. Причина произошедшего выясняется.

По данным независимого профсоюза горняков, на место ЧП выехали их представители и руководство предприятия. Пока никакой конкретной информации от них нет.

По словам горняков смены, в которой работали вчера Дмитрий и Максим, они должны были закончить работу чуть раньше всех остальных, не в 18:00, а в 17:30.

— Максим и Дима работали на проходческом комбайне, к ним на панель не ездила машина. Поэтому они заканчивали на полчаса раньше и должны были направиться к машине пешком, — объясняют шахтеры.

Как раз в это время, в 17:30, на третью панель пришел сменный мастер, который следит за всеми работниками смены.

— Он обнаружил большой обвал кровли (вывал горной породы с потолка выработки) на этой панели и нашел две лежащие каски, — рассказывают горняки. — Первым на вызов приехала медик, фельдшер. И сразу же после этого на место были вызваны взводы военизированного горноспасательного отряда (ВГСО). Сначала взвод третьего рудника, затем остальные взводы. Так как там скопление метана, работники ВГСО сделали дегазацию, потому что если людей сразу отправить на разбор завала, то будут еще жертвы. После дегазации стали разбирать завалы.

На предприятии был введен план ликвидации аварии. Ребят из других панелей эвакуировали. По словам солигорчан, всего эвакуировали больше 170 человек. Сейчас завалы разбирают. Шахтеры, с которыми мы разговаривали и которые были в тот день в забое, говорят, что порода обрушилась на 150 метров длиной при ширине шахты в три метра и такой же ее высоте.

— Такой завал будут разбирать неделю, — вздыхают ребята.

Точных причин пока никто не знает. Шахтеры говорят, что именно эта панель, в которой работали Дима и Максим, — экспериментальная. Ребята шли по уже пройденным выработкам.

— Порода кровли там очень неустойчивая, и выработки обваливаются, как только их проходят. Но тут ребята даже не успели пройти, — рассуждают рабочие и добавляют, что идея пройти по уже пройденным выработкам коллективу не особенно нравилась изначально.

Почему шли по уже пройденному? Рабочие «Беларуськалия» только разводят руками.

— Для того чтобы продлить жизнеспособность рудника. Не хотят оставлять сохранные целики — это блоки породы по 200 тысяч тонн. Они обычно оставляются после отработанных лав, — объясняют они. — У нас на предприятии есть люди, которые докторскую диссертацию защитили на эту тему и воплощали этот проект в жизнь.

Рабочие говорят, что второй раз проходить частично отработанную зону опасно еще и тем, что не всегда понятно, когда происходит падение породы, а когда просто идет хрупкий пласт.

— По инструкции при рубке на комбайне, когда идет падение пласта, мы обязаны прекратить работу и вызвать начальство для принятия дальнейших мер, — рассказывают шахтеры. — Эти целики по большей части уже разрушены. Не всегда понятно, где падение, а где просто такая порода. Может быть, парни не обратили внимания на такое дело, так как уже привыкли к таким падениям пластов. Тут и такой вариант может быть, но, конечно, никто не знает, как оно все было.

Что касается скопления метана, то шахтеры также не исключают и этот вариант.

— Есть такое понятие в нашей профессии, как «мульда». Это линза в горной породе, в которой скапливаются газы, как правило, метан. Он находится там под высоким давлением, настолько высоким, что газ растворяется в каменной соли. Судя по всем картам, мульды там не должно быть, — говорят рабочие. — Это старая выработка, она уже была отработана. До них в 80-х годах люди проехали, и никаких мульд там не встретили. Но метан там мог скопиться. Так как выработки прошли, у него образовалась отдушина, в которую он мог выйти, и при вскрытии старой выработки могло что-то произойти.

До того момента, пока не обнаружили тела, горняки считают своих коллег живыми и не говорят про них в прошедшем времени. Хотя и признают: шансов выжить не так и много. Они вели проходку в тупиковом коридоре длиной 100 метров. Сами ребята опытные, ответственные и работали в шахте длительное время.

— Когда происходит такой завал, то в тебя выстреливает, как из пушки. Даже если нет никакого выброса метана, просто оседание пород кровли, то вытесняемый воздух может поднять человека и просто нести его перед собой. Нет никакой возможности для действия, ты игрушка в руках стихии. Все происходит за секунды. Сколько раз мы были под завалами, все происходит очень быстро, ты только потом успеваешь среагировать, — рассказывают они. — Есть признаки будущего обвала. Когда не работает оборудование, хорошо слышен треск. Но иногда провал кровли происходит прямо на глазах. Пять минут назад там не было ничего, но вот там трещины, а еще через пять минут там все легло. Судя по тому, что найдены были каски, они уже не находились на комбайне. Скорее всего, они увидели начинающийся провал и начали оттуда уходить. Потому что если бы они были на комбайне, то каски бы остались там.

Надежда на то, что ребята могут быть живы, есть в одном случае — только если те прячутся под своим же оборудованием.

— Тогда у них есть шанс, — надеются горняки. — У каждого шахтера есть самоспасатель шахтный. Воздуха в нем хватает на 300 минут, или пять часов, так называемое время отсидки. Но если идет дегазация и в выработку нагнетается воздух, то кислород у них будет. То есть если они включили самоспасатели, прибыли спасатели и начали нагнетать воздух в выработку, проводив дегазацию, то смерти от удушения у них не будет. То есть шансы есть, а как оно там на самом деле — пока неизвестно.

На сайте «Беларуськалия» появились имена оказавшихся под завалами специалистов. Это Максим Иванов (1973 год рождения) и Дмитрий Вальков (родился в 1985 году).

Сообщается, что проходческий комбайн и самоходный вагон полностью засыпаны выброшенной породой. Горноспасатели и службы рудника разбирают завалы. На 12:15 субботы рабочие не обнаружены. Сформирована комиссия для расследования причин инцидента.

  • 14:41
  • 583
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...